» » Диапазон способностей у людей с синдромом саванта


Интересно отметить, что умственные навыки у людей с синдромом саванта обычно сужаются до пяти общих категорий: музыка, особенно способность играть на фортепиано (в медицинской литературе также имеется сообщение о человеке с синдромом саванта, который умел играть на 22 инструментах); искусство, обычно рисование, живопись или скульптура; способности, связанные с календарем (любопытное, но еще неясное умение у большинства людей с этим синдромом); математика, включая быстрые вычисления в уме; а также механические и пространственные навыки, в том числе способность точно измерять расстояния без использования инструментов, способность создавать сложные модели или структуры с кропотливой точностью или овладение картографическими навыками.

О других навыках сообщается редко, в том числе удивительные способности в определении точного времени без использования часов и выдающиеся знания в конкретных областях, таких как нейрофизиология, статистика или навигация. Из всех способностей, музыкальные навыки являются наиболее часто сообщаемыми, за че следуют память, искусство, псевдо-вербальные способности, математика, карты и навигация, координация, калькуляция и экстрасенсорное восприятие.

В большинстве случаев люди с синдромом саванта обладают одним специальным навыком, но в некоторых других случаях они обладают сразу несколькими навыками. Каким бы ни был особый навык, он всегда ассоциируется с потрясающей памятью. Некоторые ученные даже считают память отдельным особым навыком. Тем не менее, феноменальная память – это способность, которая является общей и неотъемлемой частью самого синдрома саванта. Некоторые ученные также указывают на то, что феноменальная память может являться скорее маркером нарушения ЦНС, чем маркером умственных способностей.

Какими бы ни были особые способности, глубокая память и какой-либо выдающийся навык сливаются вместе. К такой памяти ученные приписывали различные термины: автоматическая, механическая, конкретная и привычная. Даун (1887) использовался термин «вербальная адгезия», Тредгольд (1914) использовал термин «автоматический», Барр (1898) охарактеризовал своего пациента с потрясающей памятью как имеющий «преувеличенную форму привычки». Некоторые ученные также называли эту память не сознательной «привычкой», а не «семантической» системой памяти. Память у людей с синдромом саванта характерно очень глубокая, но чрезвычайно узкая, в пределах сопутствующего специального навыка.