» » » Полезность ректоскопии в оценке ответа на неоадъювантное лечение рака прямой кишки


Рак прямой кишки является новообразованием, имеющим большое значение в повседневной клинической практике. Неоадъювантная химиолучевая терапия (НХТ) в настоящее время считается фундаментальной для лечения местнораспространенного рака прямой кишки, в основном из-за сниженного риска локального рецидива и скорости сохранения сфинктера.

В различных исследованиях сообщалось о полной регрессии опухоли, обусловленной отсутствием остаточных раковых клеток в образце после радикальной резекции прямой кишки с полным мезоректальным удалением. Это явление известно как патологический полный ответ (ППО). Он имеет лучшие отдаленные результаты и очень низкую или нулевую частоту как местных, так и отдаленных рецидивов. Однако такой результат требует радикальной операции, которая не обходится без значительных побочных эфектов и смертности для пациента. Учитывая хороший прогноз у пациентов с ППО, разрабатываются новые и более консервативные стратегии лечения, такие как местная резекция или подход «жди и смотри».

НХТ может выявить группу пациентов, у которых можно избежать радикальных операций. Дополнительные тесты для повторной постановки (цифровое исследование, эндоректальное ультразвуковое исследование, ректальная ректоскопия, ядерный магнитный резонанс [ЯМР] и позитронная эмиссионная томография [ПЭT]-КТ) являются исследовательскими методами, которые считаются спорными и неточными. Ректоскопия, которая выполняется с помощью ректоскопа (ректоскоп купить тут), позволяет напрямую визуализировать ответ на лечение и возможность взять биопсию из ложа опухоли.

Ректоскопия дает возможность прямой визуализации опухоли (видеоректоскоп купить здесь), а также позволяет нам получать гистопатологический образец, что означает, что он может способствовать установлению критериев отбора пациентов, которым можно проводить менее инвазивные хирургические резекции и даже возможность «ждать и видеть» протокол для предотвращения ненужных операций и последующих побочных эффектов.

В идеале ректоскопия всегда должна выполняться одним и тем же эндоскопистом при поддержке опытного колоректального хирурга. Субъективность в отношении результатов уменьшается, если тест всегда проводится одним и тем же профессионалом, руководствуясь теми же критериями, которые были описаны ранее для оценки реакции опухоли. Реакция на неоадъювантное лечение неодинакова и связана с временным интервалом после завершения терапии, характеристиками опухоли или пациента и биологией опухоли. Что касается времени, необходимого между завершением неоадъювантного лечения и эндоскопической переоценкой реакции опухоли, различные ретроспективные исследования согласовали интервал 7–8 недель для достижения полной реакции.

Окончательная стадия TNM после неоадъювантного лечения является лучшим предиктором выживания при раке прямой кишки, при этом ППО является фактором хорошего независимого прогноза. Основным ограничением ректоскопии с биопсией является то, что она не может оценить узловой статус или микроскопическую опухоль. Учитывая, что первичная опухоль должна характеризоваться не только степенью регрессии опухоли, но и степенью инфильтрации стенки, и что различные исследования показывают, что статус T0 связан с низким уровнем остаточного узлового заболевания (0% -7%), важно выявлять пациентов с ППО, чтобы иметь возможность применять менее инвазивные методы лечения.