» » » Сновидения


Префронтальные лейкотомии – операции по срезу белого вещества в передней части головного мозга, разрывая таким образом связи лобной доли с другими областями мозга – были в моде в 1950-х годах в качестве метода лечения психозов. Операции резко изменяли психическое состояние большинства пациентов. Но наряду с личностными изменениями, притупленной инициативой и сниженным воображением появлялся еще один, казалось бы, безобидный эффект — у пациентов переставали появляться сновидения.

Марк Солмс, нейропсихолог из Университета Кейптауна в Южной Африке, обнаружил корреляцию в исторических данных со всего мира в рамках долгосрочного исследования по оценке воздействия на сны и сновидения травм различных частей мозг. В период с 1985 по 1995 год Солмс взял интервью у 332 своих пациентов в больницах в Йоханнесбурге и Лондоне, у которых были различные виды травм головного мозга, и спросил их об их ночных переживаниях.

Солмс идентифицировал две области мозга, которые казались критическими для опыта сновидений. Первая была на стыке теменных, височных и затылочных долей – кортикальной области, которая поддерживает пространственное познание и умственные образы. Вторым был вентромезиальный квадрант лобных долей, область белого вещества, обычно ассоциируемая с целеустремленным поведением, которая связывает лимбические структуры с лобной корой. «На этом месте прозвенел исторический колокол в моем сознании – именно здесь раньше проводилась префронтальная лейкотомия», – говорит Солмс, добавляя, что операция контролировала галлюцинации и бред, сопровождающие психоз. «Это меня поразило: «черт возьми, это и есть сновидения». Поражения в других областях могут усиливать или уменьшать определенные аспекты снов, но повреждение одного из регионов, которые, как сообщалось, определил Солмс, приводит к тому, что сновидения полностью прекращались.

Достижения в области нейровизуализации оказали большую поддержку мозговой карте Солмса и выявили другие области, которые, как теперь понимают исследователи, играют роль в развитии сновидений. В 2013 году Билл Домхофф, психолог из Калифорнийского университета в Санта-Крузе и его коллеги из Университета Британской Колумбии, опубликовали результаты, которые совмещали сканы нейровизуализации из отдельных исследований быстрого сна. Они обнаружили, что области мозга, которые загораются, когда существует высокая вероятность того, что кто-то видит сны, перекрываются с частями сети режима мозга по умолчанию – области, активные, когда мозг не спит, но не сфокусированы на конкретной внешней задаче.

Сеть режима по умолчанию позволяет нам обращить наше внимание внутрь, а сновидения – крайний пример, объясняет Джессика Эндрюс-Ханна, ученый из Университета Колорадо в Боулдере. Сеть занимает большое количество коры. Ключевыми игроками являются регионы на средней линии мозга, которые поддерживают воспоминания и будущее планирование; эти разделы мозга связаны с другими областями, влияющими на то, как мы обрабатываем социальные встречи и воображаем мысли других людей. «Когда люди спят, сеть в режиме по умолчанию на самом деле остается очень активной», – говорит Эндрюс-Ханна. С внешними стимулами, в основном отключенными, мозг работает в замкнутом цикле, и часто происходят полеты фантазии.

Мы обычно принимаем причудливый характер этих переживаний за чистую монету. «Даже в совершенно безумном сне мы все думаем, что это нормально», – говорит Мартин Дреслер, когнитивный нейробиолог из Университета Радбу в Нидерландах. Дреслер и многие другие исследователи связывают это принятие с деактивацией области мозга, называемой дорсолатеральной префронтальной корой. Когда мы спим, дорсолатеральная префронтальная кора головного мозга отключается, и возникает более высокий исполнительный контроль – что обычно означает бессмысленное беспокойство, такое как то, которое возникает при опоздании на урок, когда вы уже законичили школу десяти лет.

У здоровых спящих субъектов эти исполнительные функции могут быть разблокированы в так называемом осознанном сновидении, когда префронтальная кора мозга активируется, и спящие люди получают осознание и контроль над своими воображаемыми действиями. Человек может «направить» сон по мере его развития, решив, например, полететь, или превратив кошмарного монстра в послушного питомца.

Записи осознанных сновидений ограничены REM-сном, стадией сна, где мозг наиболее активен. Быстрый сон обычно протекает с параличем, мешающим людям разыгрывать свои сны, но глазные мышцы не парализуются, и это дает возмоность исследователям выделять фазы быстрого сна у испытуемых субьектов.

По словам некоторых исследователей, помимо исследования сна, отслеживание сновидений предлагает исследовательскую модель для изучения аспектов психоза. «Эти области, которые активируются во время сновидений, обычно нарушаются у пациентов с психозом», – объясняет Дреслер. Дреслер предлагает обучать пациентов на ранних стадиях психоза осознанно мечтать в надежде, что это даст им какое-то терапевтическое понимание их болезни.

В то время как исполнительные функции нарушены у многих пациентов, страдающих психозом, их сети по умолчанию кажутся сверхактивными, говорит Эндрюс-Ханна. Но сколько сходства существует между состояниями мозга во сне и психозом, остается спорным. Домхофф подчеркивает уникальную природу снов. В конечном счете, говорит Солмс, расшифровка сновидений способствует полевым знаниям о том, что делает мозг, а также исследованиям, проводимым в часы бодрствования. «Если вы врач и вы понимаете, что разные части мозга делают в отношении сновидений, то это одна из вещей, которую вы можете использовать в качестве дорожной карты для оценки ваших пациентов».